laprimaverra (laprimaverra) wrote,
laprimaverra
laprimaverra

  • Mood:

Пятый элемент

Сегодня я наконец-то посмотрела этот фильм.
Решилась посмотреть, честно говоря, после этой статьи:


Юность живет с пяти дня до девяти вечера. Оживает в этот отрезок летом. Когда солнце на улице, когда уже август отяжелел, а в комнате полумрак. И жизнь замирает. И зеркало в золоченой раме стоит тусклым прямоугольником света. И человек думает: «Зачем мне моя ключица, когда нет для нее ничьих рук?»
И действительно, зачем?

Для того, чтобы соединять лопатку с грудной костью плечевого пояса, «...и укрепляющая его».
А ты для чего думал?
Ах, для любви...
Ну-ну.

«Брюс Уиллис наконец-то нашел все свои четыре камня и даже открыл их, кого вздохом, кого потом, кого землей, а кого и спичкой»

...Вот, например, будем считать, что другой человек ел с удовольствием борщ и смотрел «Пятый элемент. Миссия невыполнима». Его заставили. Пришел в кафе, оно было воскресным, пустым, никого вообще, хотел слинять, но его подхватили под белы рученьки, усадили, дали миску, включили телик.

Он, конечно, слабо сопротивлялся. Говорил вялым голосом: «Сделайте потише, ах, не надо, я не такой». Не поверили: сделали потише, но не принципиально. Жри что дают, смотри и слушай что все смотрят и слушают.

Сидел, жрал, смотрел.

Как все.

Зато и борщ был красный, со свеклой (как мы любим), с пампушкой.
Хороший был борщ, что и говорить.

И видел человек, что Брюс Уиллис наконец-то нашел все свои четыре камня и даже открыл их, кого вздохом, кого потом, кого землей, а кого и спичкой.
И осталось открыть пятый.
И понятно было, что без любви тут не обойдешься.
(Что вы еще хотите от Голливуда?)
Схема-то была – прозрачна.

Но этот пятый элемент всё никак не находился.
Не открывался камешек.
И обнимались они вроде, и терлись друг о друга, и слова на крупном плане говорили.
А конец света – всё равно близко.
И ни воздух, ни земля, ни вода уже не помогут.

И вот тут этот другой человек и понял, что сейчас заплачет.

Прям вот так, с борщом за щекой. (Кстати, борщ ему в этом совсем был не помеха, вкусный был борщ, как уже было сказано, красный.)

Заплачет от какого-то ясного предчувствия.
Четкого понимания, ЧТО ИМЕННО должно случиться.

Не оттого, что любовь всё действительно соединяет.
Не оттого, что Мила Йовович очень удачно гармонирует с лысым Брюсом.
И не оттого, что все дальнейшее сильно смахивало на миф о Прометее (а это мы тоже любим).

А оттого, что он почувствовал, что именно сейчас ему покажут правду.
Которую он уже видел неоднократно.
Причем не в этом глянцевом фильме, а рядом и в жизни.

Потому что когда мир уже висел на волоске и президент на другом конце света плакал, оттого что не хотел умирать и оттого что было стыдно, что он не смог никого спасти, и когда уже Брюс Уиллис успел-таки сказать рыжей Йовович свое «потому что я люблю тебя», и когда они поцеловались и побежал зеленый огненный пояс от элемента к элементу, и когда слились они все в одну огненную молнию, – тогда Мила Йовович оторвалась от Уиллиса, оттолкнувшись от него руками, и – ОТКИНУЛАСЬ.

И столб мощного белого света ударил из ее груди.

Потому что любовь и спасенье всего – это не когда ты обнимаешь кого-то с мучительным ощущением, что всё, это в последний раз. Не когда пытаешься теснее слиться. До боли в щеке и в руках.

Не когда хочешь быть с ним и даже готов умереть.
Вместе с ним.
Или за него.

А когда ты, прижав человека к себе, вдруг отстраняешься от него и – ОТКИДЫВАЕШЬСЯ.
И белый столб света бьет из твоей груди.
Потому что только это – твоя задача.
Твое предназначенье.
Единственный смысл.

– Ведь кто это сделает, кроме меня?

И второй человек держит тебя за пояс, как гигантский шланг или пушку, упираясь всем телом, чтобы не уронить. Наверное, матерясь.
Но даже если очень захочет, то отпустить не посмеет.

Потому что если он уронит тебя, то и сам погибнет.
Ибо ты в этот момент только орудие, и орудие это опасно.
Но и без него – этого человека – ты тоже ТАК никогда не прогнешься.
Не сможешь.
Потому что он твой противовес и зенитчик.

Вот такой вот простой и очевидный смысл и символ любви.

Чтобы соединять один край мира с другим, через ось и укрепляющий её.


(с)vodennikov
а именно http://vz.ru/culture/2008/7/30/191371.html

Фильм ну в точности такой, до мельчайших оттенков настроения. В нем можно заметить только, как она прогибается. И свет.

Из этой статьи я не смогу сделать никаких далеко идущих выводов.
Но красиво до слез, да.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments